Ну вот, мы и подошли к святая святых... тайне за семью печатями.

Оригинал взят у ajbolit444 в Ну вот, мы и подошли к святая святых... тайне за семью печатями.
Тухес...
Замечательно. Вот и подошли к Сути. Вся планета, по факту... оценена, занесена в реестр, и продана. Кому...? Вопрос риторический. Бангстерам, со штаб-квартирой в Швейцарии. Государства, Народы, Люди... всего лишь статисты-потребляди, на этом празднике жизни. И что самое грустное, жрут гады в три горла... а толку от них никакого, одна суета и раздражение... Короче, должно остаться 500 млн. "Болливар, не выдержит двоих..." (с)

Полностью тут - https://cont.ws/@ajbolit444/679642
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Курс женской логики.



Нашел на просторах интернета курс женской логики от Четвертновой Майи, в миру - Хозяиновой Натальи. В одностишиях. Просвещайтесь, господа...

Нет, я не против, только не согласна!
***
Лишь изредка я привстаю с диеты...
***
...я не вернусь, поскольку не ушла.
***

Я выгляжу неплохо, но не часто.
***
Да согласись же, наконец: я не упряма!!!
***
Я бескорыстно вас люблю, но не бесплатно.
***
Что ж, будь по-твоему: снег белый и холодный.
***
Ах, он женился чисто символически...
***
Я в третьем браке. Муж — в последнем.
***
Он не любовник, он намного хуже...
***
По мне бы лучше пил, чем танцевал в балете!
***
Что в ней законного? То, что жена?
***
...я стою дорого, особенно в одежде.
***
Как трудно в жизни напороться не на грабли!
***
Мы разошлись, но не сказать, чтоб очень...
***
Он холостяк. Иных достоинств нету.
***
Но выйдя замуж, я неплотно дверь прикрыла...
***
Любить он мастер, а жениться — кандидат...
***
Идут года, мне все еще за тридцать...
***
Не надо спорить: ты на мне женился!
***
Он подарил мне больше, чем любовь: квартиру.
***
Мне истина дороже не настолько!
***
Легко сказать, что нужно промолчать...

***
На завтра у меня истерика и шопинг.

Боги и Демиурги.





Herr Doktor, Herr Doktor, ich hab jeden Morgen um 7 Uhr Stuhlgang!” – “Ja, das ist doch sehr gut!” – “Aber ich steh erst um halb acht auf!”

... сложная траектория у идей, но гностические течения безусловно присутствуют все время [в немецкой философии], систематически у Спинозы, а в обрывочном виде - у Беме и Экхарта, и все это дело развилось далее к панЕНтеизму Фихте и утонченному шеллингианству.

Я бы даже усмотрел начало немецкой классической философии в пестрых и занимательных ересях монашеских орденов в Германии, - из которых выросло много чего, включая и Реформацию. Каждый католический орден имеет свою излюбленную ересь, но если итальянцы смотрят на это юмористически, то немцы понимают все как-то чересчур ммм... не точно буквально, но очень четко и однозначно; язык у них такой, что ли, многосмысленность немцу до задницы. Доминиканец Иоганн Тетцель пошутил: “As soon as a coin in the coffer rings / a soul from purgatory springs.” [немецкий оригинал не отыскивается, а полуавтоматический перевод "Sobald eine Münze in dem Kasten klingt / eine Seele aus dem Fegefeuer springt" звучит несколько подозрительно] - но был понят совершенно однозначно августинианцем Мартином Лютером, который оскорбился до ужаса от имени всей Церкви.

Присутствует ли Создатель в Природе, и что это за творец? Благой ли это и премудрый Творец или темный и аморальный Демиург?

Если я какаю ровно в 7 утра, но просыпаюсь получасом позже (о чем и говорит расхожая немецкая шутка в эпиграфе) - это благость всеведущего Творца, недопонятая человеком или его недобрая шутка по отношению к нелюбимой твари? Вот в чем загвоздка.

Далее - отчужден ли человек от природы как полноты жизни и как? Деньги - это милость благого Творца или мировое зло от Демиурга? Если я заработал деньги неким конкретным трудом, в котором замешана и алчность и сребролюбивость, и таким образом отдаленным от сугубо духовного делания, но затем пожертвовал на нечто духовное, скажем, отдал монахам или накормил голодную вдову - это я совершил благо или просто откупился от осознания неблагодатности? И не соучаствует ли во втором случае Церковь в общей безблагодатности, отпадении от подлинной религии и аморальности?

Не следует ли всем нам, как анабаптисты Мюнцера, положиться на благого Творца и перестать суетиться, вымучивая из себя источники сомнительных благ в виде товара-денег-товара? В конце концов, если Творец благ, то он обо всех позаботится, - пошлет коммунистичесую манну небесную, например, или просто пробудит всех и каждого к сверхморальному, истинно небесному трудолюбию и общности жен.

Конечно, философы морали прежних времен старались говорить экивоками, чтобы отличаться от богословов и не смешиваться с еретиками (русские философы - Соловьев, Бердяев. Федоров, и особенно Булгаков - имели тут несомненное преимущество), - но темы именно такие.

Если Бог присутствует во всем (панентеизм), то и в любом деянии присутствует божья воля, не всегда очевидным образом, и все действительно разумно опять же не всегда и немедленно понятным образом, но лишь по неким конечным итогам, которые можно лишь суммировать задним числом, всякий раз убеждаясь, что да, все это было разумно. Но как насчет сумбурного настоящего? И устрашающего завтрашнего дня? Что с ними делать и нужно ли что-то делать специально? Например, просыпаться на час раньше по будильнику или заводскому гудку, чтобы не обкакаться в прямом и переносном смысле? И нужен ли мне в таком случае Бог, или лучше бы он сдох и оставил меня если не в полном покое, то хотя бы без стыда перед недреманым оком свыше?

Все это, забавным образом трансформировавшись у Гегеля перешло и к Марксу; рабочий искусственно отчуждается от полноты экономической жизни недальновидным демиургом - предпринимателем, но далее спасается в Коммунизме, как в светлой обители избранных, чистых безденежных душ, подымающихся по звонку в семь утра для радостного, самосоосознанного и неотчуждаемого труда, который и сам себе награда и всей коммуне довольство. Очевидным образом в 2018 году обитель должна быть инклюзивной со всеми экзотическими ароматами мирового сортира и кухни, а не подозрительно расово светлой и по-протестантски чистой. Listen, soul: wake up at seven, shit yourself and go to Heaven.

Запредельные технологии строительства Баальбека, которые мы НЕ СМОЖЕМ повторить.



Если вы когда-либо интересовались удивительными сооружениями, смотрели на ютубе про египетские пирамиды, мегалитические комплексы вроде английского Стоунхенджа и армянского Караунджа, то наверняка хотя бы краем уха слышали про Баальбек.

По сравнению с ним все остальные чудеса выглядят милыми постройками для детских площадок. То, что находят в Баальбеке, вообще трудно укладывается в какую бы то ни было научную концепцию по причине запредельного гигантизма каменных блоков, взятых для строительства сооружений в так называемом римском стиле.

Раскопки 2014 года, о результатах которых мало кому известно, выявили ещё больше странностей, ставящих официальную науку в крайне неудобное положение. Оказалось, что строительство из блоков весом до 1000 и более тонн - не было проблемой для жителей этого древнего города, в то время, как для нашего поколения это работа запредельной сложности. В каменоломне рядом с городом кроме уже известного Южного камня весом 1050 тонн обнаружен ещё один блок, и он больше Южного более чем в полтора раза!

Но обо всём по порядку.

Историкам ЗАПРЕЩЕНО туда ездить. Технологии строительства Баальбека которые мы НЕ СМОЖЕМ повторить.

Почему мир еще жив?




Основной вопрос философии. - Что общего у шопинга и Холодной войны? - Механика запоя. – Учитесь у зайцев с волками. – Средство от бесконечности.
------///------


Вернемся к правилу «режь риск, копи шанс». Если присмотреться, это способ, каким выживает и развивается мироздание в целом.

Старинный вопрос, который некоторые философы (Мартин Хайдеггер, Мераб Мамардашвили) считали основным: «почему есть нечто, а не ничто»? Ничто проще, а простые вещи более вероятны. Самая простая вещь – отсутствие каких-либо вещей – должна быть наиболее вероятна. Между тем нас окружает так много всякого… Более того, разное и всякое – умножается. Если верить науке, за последние четыре миллиарда лет бытие умножилось здесь потрясающим образом. Вопрос – как? Или спросим менее философски: как мир избегает рисков?


***
Во-первых, скажем спасибо отрицательным обратным связям. Хотя слово «отрицательные» настораживает тех, кто его впервые слышит, именно они обычно отвечают за безопасность.

Пример положительной обратной связи: гонка вооружений. Если противник наращивает военный потенциал, мы делаем тоже. Он видит, что мы делаем, и продолжает наращивать, в свою очередь, подталкивая нас к симметричному поведению, т.д. Пока позволяют ресурсы, шаг назад невозможен, только вперед. В итоге половина всей экономики может начать работать на потенциальную войну, пока более бедная не сломается (одна из версий того, почему СССР проиграл Холодную войну – не мог ни соскочить с гонки, ни продолжить ее).

Схожим образом работает гонка потребления. В развитых странах все материальные потребности, строго говоря, уже удовлетворены. У людей нет неудовлетворенной потребности в еде, одежде, предметах быта. Представитель среднего класса живет в условиях, недоступных графу 17 века. Но он, обойдя графа, может наращивать потребление бесконечно, перейдя в область сравнительного и символического. Не просто одежда, а брендовая одежда, не просто еда, а еда из ресторана, не просто автомобиль, а автомобиль лучше, чем у соседа. Именно сравнение дает понять, что круто. Граф 17 века не понял бы, почему одни джинсы стоят в 10 раз дороже других, и, возможно, удовлетворился бы дешевым аналогом (если бы, конечно, согласился носить джинсы).

Абсолютную потребность, выраженную в натуральных величинах, будь то число штанов и килокалорий, можно удовлетворить абсолютно. Больше 3000-4000 килокалорий в сутки вам точно вредно, больше десяти штанов точно много. Наступает предел насыщения. Предела символического потребления нет. Всегда можно найти более престижный аналог, и все, гонка запущена, все желающие в игре. Желающих обычно хватает.

Еще одна положительная обратная связь: случайный конфликт, перерастающий в драку. Вася косо посмотрел, Петя огрызнулся. Следующий ход за Васей: он должен повышать ставки, чтобы ему не засчитали проигрыш, и он огрызается уже матом. Подача за Петей, он ищет самое сильное оскорбление. Слова исчерпаны, Василий, как он считает, вынужден бить в лицо. Следующим шагом, возможно, Петр достанет нож.

Это примеры кошмарных сценариев (включая недоступные графу брендовые штаны). Когда две связанные переменные усиливают одна другую, из бесконечного процесса выводит катастрофа. В случае гонки вооружений, например, либо война, либо крах одной из экономик.


***
Спасают отрицательные связи. Классический пример: популяции волков и зайцев. Если становится больше зайцев, значит больше кормовая база и больше волков. Но чем больше волков, тем меньше зайцев. Меньше зайцев – меньше волков. Но меньше волков – значит больше зайцев. Процесс закольцован вокруг равновесия. Нет разгона популяции в бесконечность, чреватую катастрофой.

Пример смешанной ситуации положительных и отрицательных связей: запой. Положительные обратные связи (синдром абстиненции) всегда за то, чтобы сегодня выпить больше, чем вчера. Снять ломку и еще добавить. Если мы пьем крепкие напитки, то 500, 600, 700 грамм и далее, ту-ту, наш поезд отходит в бесконечность и остановка где-то под капельницей.

Положительные обратные связи и есть то, что выделяет настоящего алкоголика от просто перепившего человека.

Обычный перепивший сразу попадает в царство отрицательных связей и там ничем особо не рискует. У него не бывает абстиненции, только интоксикация. А это наоборот: чем больше выпил вчера – тем больше твое отвращение к алкоголю сегодня. Алкоголик, чтобы затормозить раньше капельницы, должен попасть в контур каких-то своих отрицательных связей. Например, чем больше выпил вчера – тем более стыдно – тем меньше выпьешь сегодня. Другой вариант: чем больше выпил – тем больше дел зависло, чем больше дел на тебе висит – тем меньше выпьешь. Но меньше выпил – больше сделал – больше выпил – меньше сделал и т.д., начинается жизнь вокруг равновесия. Классическая ситуация «зайцы-волки» на ином материале. Также можно допиться до состояния, когда интоксикация перевесит абстиненцию, и ты будешь вынужден сбавлять дозу, потому что «уже не можешь» (но это плохой вариант, реально болезненный, капельница где-то рядом).

Подытожим: положительные обратные связи несут риск, что мир разорвет в куски. Отрицательные связи удерживают и балансируют.

Это общее место, очевидное уже в середине 20 века. От банального тезиса перейдем к более интересному. Я не могу его доказать, но полагаю, что мир устроен скорее так.


***
Если мы возьмем систему положительных обратных связей и будет подниматься вверх по уровням, рано или поздно увидим то, что держит систему: отрицательные связи.

Если не увидим их, то увидим, как система идет вразнос, и нам недолго на нее любоваться. Рассмотрим биржевой пузырь. Неважно, какой именно актив надувается сверх разумных ожиданий: акции, недвижимость, нефть, биткойны, тюльпаны. Сегодня надо покупать, потому что сегодня дороже, чем вчера, и мы полагаем, что завтра история повторится. Если все так считают – так и будет. Это самосбывающееся пророчество. Цена растет, пока в системе есть ликвидность, которую можно обратить в этот рост. Кончились свои деньги – пошли в банк, заняли денег и купили актив, сыграв на повышение цены, и тем самым ее повысив. Это классическая положительная обратная связь. Будь эта игра вечной, квадратный метр стоил бы, как годовая зарплата. Вместо метра можете подставить баррель, биткойн или тюльпан. Это был бы безумный мир. Но к счастью, отрицательные связи дремлют лишь до поры. Когда в системе иссякает ликвидность, а также терпение нескольких крупных игроков, тенденция ломается. Рынки начинают падать до разумного состояния. Равновесие торжествует. Миллионы людей разорены, но мир спасен.

Если отрицательных связей не видно, значит, до них не дошло дело. Их не может не быть. Предоставленные самим себе, положительные обратные связи прикончили бы систему – ничего другого они в перспективе не умеют. Любая система, где было так, уже бы не выжила и вряд ли могла передать в будущее то, что ее создало. Можно сказать, у нее плохие шансы в эволюционной гонке. Например, у системы «биржевой пузырь» шансов сохраниться нет. Если гонка длится долго, мы не увидим таких систем. Они могут возникать случайно, но дальше, уже неслучайно, они будут отсеиваться отбором. Чем выше уровень, тем хуже их шансы – системы, чреватые катастрофой, редко дорастают до вселенских масштабов.

На некоем уровне положительные связи уступят отрицательным.

Можно спросить, а как же прогресс? Как же рост нашего знания? Чем больше знание, тем больше его потенциал стать еще большим знанием. Кто имеет лучшие шансы узнать что-то новое и важное – крупный ученый или ограниченный обыватель?

Аналогично с цивилизациями. Традиционная аграрная цивилизация, где знаний мало, развивается медленно, технологичная наукоемкая цивилизация развивается быстро, переходя в состояние, где должна развиваться еще быстрее. Кажется, это вселенский процесс, ведущий в обозримом будущем к бесконечности. Отсюда все теории про сингулярность.

Возможно, так и есть. А возможно, отрицательные обратные связи включатся. Уже скоро. Тогда рост знаний обернется разрушением мотивации их создавать.

Г.Сидоров: психика европейских народов резко семитизировалась.




Известная нам история народов Западной Европы позволяет увидеть как из свободолюбивых народов и отважных воинов иллюминаты создали послушное стадо зомбированных на материальных ценностях и культе сомнительных удовольствий "баранов", послушно бредущих в "стойло", подготовленного им "нового мирового порядка". Именно это русофобы и называют "цивилизованностью" упрекая русский народ, что он не идет также послушно как "цивилизованные" европейские народы в то же самое "стойло", объясняя все это нашей "дикостью" и "не цивилизованностью".

Но каким же образом иллюминатам и их слугам удалось провернуть такой глобальный план оболванивания народов? Какие инструменты манипулирования сознанием они использовали для изменения психокода европейских народов? Какую роль в этом сыграла новая аврамическая религия рабского смирения и покорного согласия с судьбой, навязываемой "сильными мира сего"? Ответ на эти вопросы можно обнаружить в следующем диалоге российского путешественника, биолога, антрополога Г.Сидорова с одним из сибирских старцев-отшельников, описанный им в книге "Сияние Высших Богов и крамешники":

" — ...На чём мы остановились? На том, что генетика нашего народа, потомков великих ориан, даже после того, как мы приняли чужеродную религию и идеологию, не изменилась.


— Но ведь ты только что доказал, что мы ничего не приняли, а приспособили под себя.

— Не важно. Официально мы считаемся христианами. Видя, что их главное оружие дало сбой, как ты думаешь, что предприняли наши враги и враги белой расы?


— Откуда же мне знать?


— Думай логически: они видели, что христианская идеология в Европе своё дело делает. Очень быстро у потомков иберов, кельтов, саксов, крещёных жителей Британии и Скандинавии начались нужные им генетические подвижки. Христианская, по сути, семитская культура, которая пришла на смену ведической, вслед за новой примитивной религией кочевого народа, тоже делала своё дело. В результате генетического сдвига психика европейских народов резко семитизировалась. Упала до уровня тех, кто произошёл от облагороженного архантропа и веками гонял по пустыне коз и ослов. Именно таким образом под руководством Ватикана и формировался психокод современных западноевропейских народов. Это делалось параллельно с кострами инквизиции, на которых сжигались хранители древнего орианского знания и просто потомки двух высших ведических сословий. Как видишь, всё просто и эффективно. Два процесса долгое время шли параллельно. Тебе нужны доказательства генетического изменения европейцев? — посмотрел старик мне в глаза.
— Не мешало бы.


— Тогда вспомни скандинавов. Какими они были в X веке? Воинственными и вольными. Они дружили с Русью восточной и вместе с Русью Варяжской, западной, отчаянно боролись против христианских полчищ. Но вот их конунги приняли заморскую семитскую религию. И что стало с воинственностью датчан, норвежцев и шведов? С их стремлением к свободе? Они через пару поколений превратились в мокрых куриц, с которыми их короли, что хотели, то и делали. Из бесстрашных воинов они трансформировались в жалких торгашей, точно таких же евреев, только с другим цветом кожи. Разве не так? То же самое можно сказать о франках и саксах. Пока саксы и франки были частью ведического мира, они отличались отвагой, силой и мудростью. Но вот они приняли религию римлян, и также обернулись в трусливых торгашей.


— Я не пойму, куда ты клонишь? Неужели, и впрямь ты веришь, что генетическая подвижка от полюса отваги, бесстрашия, мудрости…

— И общинности, — добавил лектор.

— К полюсу трусливого, глупого индивидуализма, и желанию, посредством торговли, обогатиться, была заложена в психику европейцев с целью запуска в будущем рыночной экономики?


— Именно с этой целью, мой друг! Проект капиталистических отношений будущего в Западной Европе был заложен сразу же после падения Рима. О проекте знали только жрецы: и тёмные, и мы, их противники. Ещё мы знаем, что император Константин, который объявил религию рабов и римских люмпенов — христианство, государственной, был их человеком.

— Как это?

— Очень просто: взяли мальчика, воткнули в него определённую программу и привели к высшей власти, вот и всё. То же самое, что и с нашим Горбачёвым.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что при Константине жрецы солнечного Митры отлично знали о проекте полулюдей-полуящеров. Поэтому именно их христиане с разрешения Константина и сожгли заживо. А за ними и других служителей древней религии.

— Я этого не знал.

— Но давай пойдём дальше. Думаю, с населением западной Европы всё ясно. Посредством примитивной чужеродной религии, идеологии и, так называемой христианской культуры, оно изменилось на генетическом уровне. С виду — это вроде бы датчане или французы, но, по своей сути, они больше походят на евреев.


— А я думал, что ты скажешь на арабов.

— Арабы хоть и семиты, но другие. Они от своего примитивизма не отказались и в наше время. Именно поэтому у них запущен контрмодерн. Нет, западноевропейцы больше похожи по своему прагматизму, жадности и изворотливости на евреев. Разница только в том, что поклонники Саваофа очень сплочённые, а западноевропейские гои, наоборот, индивидуалисты — это тоже сделано специально, чтобы легче было ими управлять.

— Какой-то ужас! Они что, все эти англичане, голландцы, французы и немцы — что-то вроде скота? Ты считаешь их индивидуалистские особенности не случайными? — не выдержал я.

— Конечно, нет! Генетический код западноевропейцев строился очень аккуратно. Посмотри, наций много, но, психически, они друг от друга мало чем отличаются. Все с одной колодки.

— Но постой! — возразил я специалисту по психокодам. — Немцы совсем другие! Они в Европе самые смелые! Ведь только они могут воевать с нами.

— Верно! — согласился со мной всезнайка. — И ещё они не любят торговать, им нравится что-нибудь созидать — это самая творческая нация в Европе.

— Вот видишь! — торжествовал я.

— Что видишь? — передразнил меня с хитроватой усмешкой дедушка. – Так оно и должно быть.

— Почему? — удивился я.


— Да потому что Германия — это бывшая Венетия. У немцев наша русская, очень стойкая генетика. Вот и всё. В своё время у венетов или вагров преобладал северный генокод R1A1. Он, как ты слышал, способен противиться любому информационному воздействию. И христианскому в том числе. Вот и получилось, что благодаря ему, генетические подвижки у онемеченных венетов прошли иначе".

Таким образом, вся "цивилизованность" и "прагматизм" европейских народов состоит в их семитизированности, служении культу золотого тельца, барышества и торгашества, пришедшему из иудаизма, а также в рабской психологии иудохристианства, превратившей свободных людей в "рабов божьих" и таких же рабов-гоев мировой "элитки". Им не понять стремление русского народа к справедливости, заложенное в наших "гиперборейских генах" и русской национальной традиции, потому что в их мире все решают деньги и власть паразитических сатанинских "элит".

Вот почему большинство представителей европейских народов и не способны понять "загадку русской души" и менталитет нашего народа и именно в этом состоит один из корней патологической русофобии и ненависти по отношению к нам, столь свойственной для современных сатанинских западных "элит" и их верных слуг из числа откровенных деградантов и недолюдков.


michael101063 ©

"До нашей эры соблюдали чувство меры".



Энесидем Кносский — греческий философ-скептик, один из учеников скептика Пиррона из Элиды, который – как писал о нём Диоген Лаэртский – практиковал воздержание от суждения: «ничего не называл ни прекрасным, ни безобразным, ни справедливым, ни несправедливым и вообще полагал, что истинно ничего не существует, ничто не есть в большей степени одно, чем другое» и «на всякое слово есть и обратное».

По-видимому, Энесидему принадлежит формулировка первых десяти так называемых «тропов», т. е. аргументов, направленных против всех суждений о реальности, которые основываются на непосредственных впечатлениях.

Иначе говоря — речь пойдет о 10 пунктах, из-за наличия которых нельзя ни о чем судить с уверенностью.

1. Указание на разнообразие существ, на различия в их происхождении и в их телесном строении.

В силу этих различий одинаковые вещи вызывают у людей неодинаковые образы. Различия в главнейших частях тела и особенно в тех, которые даны природой для ощущения и суждения, могут производить сильную борьбу представлений. Не могут, например, получать одинаковые осязательные впечатления животные, снабжённые иглами, и оперённые, и чешуйчатые. Приятное для одних кажется неприятным и даже губительным для других. Муравьи, проглоченные человеком, причиняют ему боль и резь, а медведи, заболевши, лечатся тем, что проглатывают их. Но если одни и те же предметы кажутся неодинаковыми в зависимости от различия между живыми существами, то мы можем говорить только о том, каким нам, кажется предмет, и должны воздерживаться от суждений о том, каков он по своей природе.

2. Мысль о различии между людьми.

Даже признав, что суждения людей достойны большего доверия, чем суждения неразумных животных, должно признать, что телесные и моральные различия, несомненно, существующие между людьми, требуют и в этом случае воздержания от суждений о природе самих вещей. Одна и та же пища, принимаемая различными людьми, оказывает на них различное действие. В области психической главным доказательством всестороннего и даже безграничного различия в мыслительных способностях людей оказываются разногласия и споры, происходящие между философами, как вообще о вещах, так и особенно о том, что следует выбирать и что отклонять.

3. Различное — даже для одного и того же человека — устройство органов чувственного восприятия.

Есть люди, которые, соглашаясь с ненадёжностью суждений других лиц, считают предпочтительными и достоверными свои собственные суждения о вещах. Однако даже собственные впечатления происходят от различных органов чувств, говорят различное об одной и той же вещи.

Так, картина живописца порождает впечатление глубины и рельефа для глаза, но не для осязания, которому она представляется плоской и гладкой.

Мёд, сладкий на вкус, может быть неприятен своим видом и т. д. Поэтому даже собственные наши впечатления дают нам право говорить не о том, какова по своей природе каждая из воспринятых нами вещей, а лишь о том, какой она в каждом отдельном случае нам кажется.

4. Различия в «распределении состояний».

Одни и те же предметы воспринимаются по-разному — в зависимости от бодрствования и сна, от возраста, от движения или покоя, от ненависти или любви, от недоедания или сытости, от опьянения или трезвости, от храбрости или трусости.

В зависимости от предшествующего состояния одно и то же вино кажется кислым тому, кто перед тем поел фиников или фиг, и сладким тому, кто ранее наелся орехов.

Тепловатая передняя согревает тех, кто входит в дом с улицы, и кажется холодной тому, кто замедлил бы, выходя через нее из дому.

А так как каждый высказывающий суждение по всем этим вопросам непременно должен находиться в одном из этих или подобных состояний, то он сам необходимо будет «частью» разногласия и отнюдь не надежным судьей по вопросу о вне лежащих предметах. Кто предпочитает одно представление или впечатление другому, должен представить доказательство, которое оправдало бы оказанное ими предпочтение. Но такое доказательство невозможно, так как оно предполагает правильный критерий, на котором оно может быть обосновано; критерий же в свою очередь нуждается в доказательстве для того, чтобы он мог почитаться правильным критерием.

5. Зависимость суждений от положения, от расстояния и места.

И здесь предпочитающий одно суждение другому не может обосновать это свое предпочтение, так как всякое явление созерцается на известном расстоянии, в известной среде и в известном положении, каждое из которых производит большие перемены в представлениях. Так, одно и то же весло кажется надломленным, если рассматривать его в воде, и кажется прямым, если рассматривать его на суше.

6. Зависимость суждений от «примесей».

Если из предметов, подлежащих суждению, ни один не воспринимается обособленно, сам по себе, а всегда лишь в соединении с каким-нибудь другим, то даже при условии, если бы судящий мог сказать, какова будет смесь, составленная из этих предметов, он не будет вправе судить о том, каким окажется в «чистом» виде предмет, входящий в эту смесь.

7. Зависимость суждений от соотношений величин и от устройства предметов, подлежащих определению.

Так, говоря о предметах, составленных из маленьких частиц, например о куче песка, чемерицы, вине и пище, мы можем обсуждать соотношение их с чем-нибудь, но никак не природу их саму по себе: песчинки, рассматриваемые каждая в отдельности, кажутся жесткими, собранные же в большую песчаную кучу, они производят впечатление мягкости и т. д.

8. Относительность всех явлений.

Невозможность суждения выводится в нем из того, что каждая вещь существует всегда по отношению к чему-нибудь и потому скорее кажется такою-то, нежели по природе есть такова, какой она нам представляется.

9. Зависимость суждения от того, постоянно или редко встречается рассматриваемое явление.

Одна и та же вещь признаётся ценной или не имеющей цены не на основании учета её действительной природы, а в зависимости от своей распространённости. Так, Солнце по своей природе должно было бы поражать нас гораздо больше, чем, например, комета. Но редкость появления комет делает то, что комете приписывается значение небесного знамения. Солнце же никого не удивляет, кроме, как в случае, когда происходит затмение.

10. Зависимость суждения от поведения, обычаев, законов, баснословных верований и догматических предрассудков.

«Троп» этот указывает на такой огромный разнобой в суждениях, определяемых нравственными и теоретическими различиями, что ввиду этого разнобоя очевидной становится наша обязанность ограничиваться в наших суждениях лишь указанием на то, каким является обсуждаемое представление по отношению к данному образу поведения, к данному закону, к данному обычаю и т. д. Суждение же о том, какова действительная природа обсуждаемых вещей, не должно быть высказываемо».

Источник: Асмус В.Ф., Античная философия, М., «Высшая школа», 1976 г., с. 413-416