October 16th, 2016

Смесь английского с нижегородским

Оригинал взят у vas_pop в Смесь английского с нижегородским


Как-то я прочёл в спортивных новостях загадочную фразу, которую немедленно записал, чтобы подумать над ней на досуге. Вот эта фраза: «Российский голкипер Николай Хабибуллин сделал 21 сэйв, устроив очередное шутаут-шоу в плей-офф НХЛ».
Кажется, буквы русские, а на трезвую голову не разберёшь.
Мутации всяческого иностранного приняли в родном языке просто-таки отчаянные формы. Добро б с экзотически звучащими словами приходили новые понятия, а то ведь всё старое, как та игра. Если перевести сначала на английский, а потом обратно на русский, то получится: вратарь развлёк зрителей, беря «мёртвые» мячи, прошу прощения, шайбы.

Вообще-то я готов мириться вхождению в специальный обиход разных там «франчайзингов» (при том, что можно обойтись «сотрудничеством» или даже таким мудрёным, но всё ж обрусевшим словосочетанием, как «коммерческая концессия»), «консалтингов» (консультаций) и даже «ребрендингов» (смен товарного знака), но «шутаут-шоу в плей-офф» прямо в столбняк вводит.

Недоумение живёт не только во мне, но и у разных других людей. Как-то получил письмо от человека, большая часть жизни которого была связана с библиотечным делом и научно-технической информацией. Мой корреспондент удивился разным мудрёностям, появившимся в библиотеках – хранилищах слова. Особенно он изумился делению читателей на «социотипы», каковых разработано 16. Это новшество вроде как поможет довести нужную книгу до, грубо говоря, потребителя. По боку, значит, опыт «самой читающей страны в мире», разработавшей уникальную систему издательской, книготорговой, реферативной и обзорной информации. Плюс к тому систему открытого доступа к фондам, централизованные библиотечные системы и т.д. и т.п. Новое будет правильней и согласней с новой наукой, названной «социо-библио-психологией»: попал, значит, в «социотип» и не чирикай, читай, что тебе положено: кухарке кухаркино, политику – политиково.

Наука «социо-библио-психология» не безобидный перевод уже существующих понятий на «иностранный русский язык». «Социотипы» агрессивны. К примеру, довлеющий русский «социотип» (иначе – «ведущая ментальность») это тип забубённого молодца вроде легендарного поэта Сергея Есенина в его легендарном загуле, или, если другими мудрёными словами, «интуитивно-этический интраверт».

Если подробнее, это персонаж, для которого «эмоциональное восприятие важнее логики жизни, человеческие отношения для него важней, чем всё остальное – важнее дела, важнее идей». Такой страдалец мучается внутренним перевариванием своих бед и судьба его – судьба «чудика», а то и просто «алкаша».
Этому можно было бы поверить, но ведь не только поэт Сергей Есенин, когда он не в трудах, а в загулах, «ведущая ментальность» русского человека, но вслед за своим корреспондентом осмелюсь предположить, – космонавт Юрий Гагарин. Или православный путешественник Фёдор Конюхов. А ежели в глубь истории проникнуть, то и меченосец Ермак Тимофеевич, и рисковые казачки Семён Дежнёв или Фёдор Поярков, а там и сметливые самородки Кулибин с Черепановым, да ещё купцы и промышленники Хабаров, Шелехов, Демидовы…

Но «доктор сказал «в морг», значит – в морг». И дабы перевоспитаться из «интраверта» в нормального человека, надо читать специально подобранную литературу. Уже в 50 точках России созданы так называемые «модельные библиотеки», по тысяче книг на каждую сельскую «передвижку». Кто выбирал книги?
Ответа не знаю, но предположения есть. Проверяя эти предположения, один мо   й знакомый, библиограф и библиофил (тоже слова иностранные по происхождению, но давно русские по смыслу) попытался заказать через кемеровскую централизованную библиотечную систему мемуары полководцев Отечественной войны. И услышал признание: большая часть из затребованного списана в макулатуру, не хотите ли вместо Баграмяна, Конева, Толбухина или Чуйкова почитать «Ледокол» эмигранта Суворова – у него де «современный взгляд» на историю.

Вы хотели «шутаут-шоу», господа «интуитивно-этические интраверты»? Ну, вот вам самый современный «шутаут»: вместо мемуаров победителей предлагаются домыслы изменника…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Афоризмы Оскара Уайльда

Оригинал взят у jean_pol в Афоризмы Оскара Уайльда
Всё, что есть прекрасного в этой жизни, либо аморально, либо незаконно, либо приводит к ожирению.

Мы не выносим людей с теми же недостатками, что и у нас.

Я вовсе не хочу знать, что говорят за моей спиной, — я и без того о себе достаточно высокого мнения.

Я всегда очень дружески отношусь к тем, кто мне безразличен.

В жизни есть только две настоящие трагедии. Одна — когда не получаешь того, чего хочешь, а вторая — когда получаешь.

У меня очень непритязательный вкус — достаточно самого лучшего.

Никогда не любите того, кто относится к вам, как к обычному человеку.

Прощайте врагов ваших — это лучший способ вывести их из себя.

Влюбленность начинается с того, что человек обманывает себя, а кончается тем, что он обманывает другого.

Когда человек счастлив, он всегда хорош. Но не всегда хорошие люди бывают счастливы.

О любви писать выгодно, на неё большой спрос.

Если что-то и стоит делать, так только то, что принято считать невозможным.

Очень опасно встретить женщину которая полностью тебя понимает. Это обычно кончается женитьбой.

Как сказал одни остроумный француз, женщины вдохновляют нас на великие дела, но вечно мешают нам их творить.

Воображение дано человеку, чтобы утешить его в том, чего у него нет, а чувство юмора — чтобы утешить тем, что у него есть.

Эгоизм не в том, что человек живет как хочет, а в том, что он заставляет других жить по своим принципам.

Сказать человеку в глаза всю правду порою больше, чем долг, — это удовольствие.

Терпеть не могу логики, она всегда банальна и нередко убедительна.

Работа — последнее прибежище тех, кто больше ничего не умеет делать.

Я живу в постоянном страхе, что меня поймут правильно.



©

Про соционику и Ганнушкина-Личко

Оригинал взят у linklj в Про соционику и Ганнушкина-Личко
Оригинал взят у blau_kraehe в Про соционику и Ганнушкина-Личко
Как известно, соционика - это лженаука. С этим можно согласиться. Действительно, ну какая это наука? Разве соционическое типирование может повторить любой психолог с помощью выверенной научной методики? Есть, конечно, тест Кейрси (для аналогичной соционике системы Майерс-Бриггс), разрабатывались и гораздо более подробные и сложные методики, но надежных стопроцентных результатов они не дают.




Наконец, что такое сами эти социотипы? Какое-то там "взаимодействие с информацией". "Информационный метаболизм" - ведь это же какой-то оккультный бред. Никаких материалистических объяснений этому нет. Никакого соответствия в физиологии мозга до сих пор не обнаружено (или просто никто не искал).Collapse )


Савва Кулиш: последнее фото…

Оригинал взят у valery_kichin в Савва Кулиш: последнее фото…

16 октября исполнилось бы 80 лет Савве Кулишу. Но его уже много лет нет с нами. Иногда Савва Кулиш последнее фотокажется, живи он и вот такие люди сегодня, и Союз кинематографистов был бы другим, и, возможно, другой была бы страна. Страну делают люди. А такие люди из нее ушли. Кого-то выдавили. Кто-то умер. Кто-то, как Савва, погиб. Потому что жить он мог только в движении.

Вот что я написал десять лет назад к его 70-летию. Сегодня перечитал – и еще раз поразился, как с той поры изменилась страна и ее время.

И как уже совсем не вписался бы в эту новую Россию Савва Кулиш.

Прости-прощай, эпоха романтизма

Савва Кулиш из тех людей, с которыми невозможно быть «на вы» - он как-то сразу снимал все барьеры и становился необходимым в жизни настолько, что его присутствие ощущалось сквозь время и расстояния – как окружающая природа, как страна, неотъемлемой частью которой он был. Исчезновение таких людей кажется немыслимым, но масштаб их становится ясен, когда они уходят.

Возможно, в этот день кто-то вспомнит о «Мертвом сезоне» - его первом большом фильме, который он снял в 31 год, сразу став знаменитым – картину только за 9 месяцев посмотрело более ста миллионов человек. Там многое было впервые: зрители впервые увидели так рельефно закулисье секретных служб, впервые поняли, какого масштаба актеры Ролан Быков и Донатас Банионис, впервые проникли сквозь железный занавес на улицы реальных западных городов. Прошло много лет, но картина и сегодня безупречна и с профессиональной, и с этической точек зрения, - в ней внутренняя свобода, какая в те годы казалась невозможной. Для Саввы Кулиша эта свобода была способом жить – он свободным оставался во все времена. И формировал вокруг себя пространство свободы – поэтому в бесчисленные его проекты люди шли с радостью и энтузиазмом. Масштаб и значение этих проектов еще предстоит оценить.

Он был рожден кинематографистом, то есть, в его понимании, деятелем. Кинокамера была неотъемлемой принадлежностью дома, где он рос: его отец - кинооператор Яков Кулиш, работавший с Эйзенштейном. Школа киномастерства для него стала и школой общественной активности: студентом ВГИКа он помогал Михаилу Ромму в работе над знаменитым фильмом «Обыкновенный фашизм» - в качестве режиссера-стажера просматривал и отбирал кадры фашистской хроники, пытаясь понять феномен тоталитарного сознания, в основе которого всегда высокомерная ненависть к человеку.

Его первой самостоятельной картиной стала документальная – «Последние письма», которые он снял с однокурсником Харлампием Стойчевым. Фильм основан на документах, откопанных им в архивах берлинской студии UFA: ура-патриотические кадры официальной хроники сопровождались чтением писем немецких солдат с фронта – возникала трагедия поколений, одурманенных гитлеровской пропагандой. Картина, как ясно, была не о прошлом – это предостережение стране, победившей фашистскую Германию, но не убившей зерна фашизма в самой себе.

За свою недолгую, в общем, жизнь Савва снял не так уж много игровых лент, но они становились событиями: «Комитет 19-ти», «Взлет», «Сказки… сказки… сказки старого Арбата», «Трагедия в стиле рок», «Железный занавес». Кино он понимал не как бизнес – он был вдохновителем общественных акций, значение которых выходит за пределы искусства.

Когда Московский кинофестиваль стал внутрицеховым мероприятием, он вместе со Станиславом Ростоцким основал «народный» фестиваль «Окно в Европу» в Выборге, где вернул кино зрителям: там залы всегда полны благодарной публикой.

Когда страна в раже перестройки стала забывать о своем прошлом, он осуществил неподъемный по масштабам цикл документальных исследований «100 фильмов о Москве»: многие и разные режиссеры на организованной им студии «Нэцке» рассказывали об истории, психологии, философии и быте великого города.

Collapse )